Петерсфильдский пруд – история Мандарина.

Петерсфильдский пруд, который я взялась воспевать и уже рассказала о красоте рыбьих свадеб, богат водоплавающими. Часть из них всегда проживает в его пределах, часть прилетает каждый день (и вы можете утром или вечером наблюдать над головой стаю, например, гусей, перекликающуюся под свист крыльев), а иногда появляются всякие редкие гастролёры – на один день или на сезон. Из редких можно назвать пеганок, серых цапель и бакланов, канадские гуси и чайки меняют своё количество от немного до ужас сколько, про лебедей же я сказать затрудняюсь. Они размножились у нас всего лет десять назад и, кажется, ночуют в Петерсфильде. Есть и обычные утки-кряквы, разумеется – этих, что называется, пруд пруди. Тем более, всех их подкармливают.

Весна на пруду – пора любви и выведения потомства. Гуси трубят гортанными голосами, лебеди всех гоняют, включая собственный молодняк, задиры лысухи тоже непрерывно дерутся, изображая из себя лебедей (этак потешно топорща крылья),  что же до крякв, то их брачные игры нередко далеки от классического «утки все парами». Да и потомство, насколько я знаю, их селезни не пасут – обычно испаряются после того, как самка откладывает яйца.

 В начале лета пруд уже полон выводков всех видов.

 

 

 

 

История, которую я хочу рассказать, произошла в 2006-м году. В тот сезон мы с радостью обнаружили на нашем пруду селезня мандарина. Эти яркие уточки видны издалека. В Британии они размножились и распространились по Югу – видимо, улетев из частных поместий. Традиционно их разводили в Китае. Яркая окраска самца напоминала одежды высокопоставленных вельмож Поднебесной (мандаринов), а красивое брачное поведение пары и моногамность привели к использованию образа этих уточек как символа супружеской гармонии.

Кстати, погуглив, я обнаружила, что расцветка самцов мандаринов временная (всего два раза в год – при спаривания и при отправлении на зимовку), а в остальное время самца от самки может отличить только человек опытный. Поэтому мандаринов нередко отстреливают по ошибке. Кроме того, оказывается, гнезда эти утки предпочитают иметь высоко над водой – например, в дуплах деревьев. Что не мешает свежевылупившимся утятам сигануть в воду. Про заботу же отца о детях найденные сведения показались мне несколько противоречивыми: вроде бы, как полагается для моногамной пары, потомство выращивают оба родителя. Однако это происходит не повсеместно. А в неволе и вовсе родительские инстинкты мандаринок могут быть потеряны.

Ну и последнее – про моногамию. Её принято делить на социальную (всем нам известную) и генетическую, которую с появлением соответствующих методов исследований нашли крайне редкой (кажется, только 4 вида животных ей следуют абсолютно). В общем, в природе многое не столь жестко детерминировано, как хотелось бы думать. Даже в таком важном вопросе как привязанность к противоположному полу.

Итак, новоприбывший мандарин сразу привлёк к себе внимание. Такой красивый! И одинокий – куда подевалась его уточка? Вокруг кипела жизнь, копошились утята, а наш Мандарин печально торчал на мостках и смотрел вдаль. Однако, в какой-то момент я обнаружила его в компании серенькой кряквы, обременённой к тому же изрядным выводком утят. Наш Мандарин больше не смотрел вдаль – он смотрел за утятами своей подруги.

Вместо мостков на открытом месте возле детской площадки и кафе семейство переместилось в тихую заводь, где Мандарин с полной отдачей занялся охраной и воспитанием чужого потомства.

Мандарины мельче крякв, но это не мешало ему отгонять от утят и мамаши всех селезней. И даже появление ещё одного самца-мандарина ничего не изменило: наш Мандарин драться не стал (у нового вид был и так малость пощипанным), но, видимо, что-то такое сказал пришельцу – и тот ретировался. Просто удивительно, что за штучка оказалась эта кряква!

Слава богу, для второго мандарина отыскалась уточка-мандаринка. Счастливая пара отправилась восвояси и, надеюсь, нашла место и возможность вывести потомство, повысив поголовье мандаринок в Британии. К сожалению, наш Мандарин способствовал лишь повышению в природе количества крякв. Приёмные дети его быстро переросли, хотя сохранили послушание. А Мандарин сохранил верность своему выбору, оставаясь при этом по-мужски сдержанным и невозмутимым.

Впоследствии он исчез – видимо, улетел. Мандарины умеют летать хорошо и далеко. Неизвестно, взял ли он с собой свою подругу. С отсутствием Мандарина выделить её на фоне нашего утиного изобилия не предоставлялось возможным.

Я пыталась найти в Сети какие-нибудь намёки на дефект восприятия самки у самцов-мандаринов и создание межвидового союза. Однажды мы с младшей наблюдали, совсем уже в другом месте, как некий мандарин откровенно клеил чужую утку. Но без пояснений специалиста я не решусь делать какие-нибудь серьёзные умозаключения. Во всяком случае, один такой эпизод происходил на наших глазах.

Leave a Reply